Анна Долгарева: Человек разумный и ограничения коронавируса

Плакаться о том, что медицинские меры предосторожности, какими бы противными они ни были, ущемляют вашу гордость, — это уровень даже не кота. Это уровень щеночка. Да простят меня собаководы, никого не хочу обидеть.

Удивительное дело. Что только не ограничивало личную свободу людей — всего вот не перечислить. Я вот лично роняла горючие слезы, читая фэнтези: эльфам не положены были паспорта, а я без оного документа прожила несколько лет, что причиняло мне немалые неудобства. Но к делу.

Итак, на сей раз личную свободу граждан ограничивает обязательное ношение масок и перчаток в Москве и Санкт-Петербурге.

Звучат фанфары.

У меня, понимаете, каждый раз открывается приложение мессенджера, кажется «ВКонтакте», – и услужливо показывает: сегодня в России 10 тысяч заразившихся, из них половина в Москве, доброе утро, хорошего дня. Хочешь ты об этом знать, не хочешь, вот, смотри. И каждый юзер, пользующийся данным мессенджером, тоже вроде бы осведомлен.

Через несколько дней после введения обязательного масочного режима непреклонная цифра в 10 тысяч упала до 9.

Не бог весть, не избавление, но хоть что-то.

Я правду скажу: маски и перчатки носить отвратительно. По Питеру, где их обязательно носить и на улице, я пока гулять не буду вообще. Буду по Москве передвигаться с цифровым кодом. Цифровой код, правда, поприятнее, он дышать не мешает и к пальцам не липнет.

И тем не менее это неприятное решение свои плоды приносит.

Единственной ошибкой вижу то, что ввели его в мае, а не в начале апреля. Я что, я не медик, я волонтер. Я вот цифры вижу.

Ну согласитесь, мыть руки полторы минуты не каждый готов. Знаю, не каждый. Мыло «с антибактериальным эффектом» обычно на поверку оказывается обычным мылом. В транспорте мы все касаемся поручней; что до прикосновений к лицу – они рефлекторны, как правило, не всегда отсекаются мозгом.

И вот смотрите.

Ввели самоизоляцию и карантин – тут же вскричал либеральный народ: ограничивают права и свободы, хотим на улицу!

Минимизировали карантин – тут же вскричал либеральный народ: ограничивают права и свободы, боимся ходить на улицу, а маски ограничивают наши права и свободы. Хотим сидеть дома. Нет, не хотим сидеть дома. Хотим гулять. Но без масок. Но не ходить на работу, а то вдруг заразимся.

У меня так кот орет перед дверью комнаты утром. Он хочет выйти, он хочет скакать по квартире, чтобы его права и свободы никоим образом не были ограничены.

Просыпаешься, встаешь, безропотно открываешь ему дверь. Говоришь: кот, иди скачи по квартире, а я буду досыпать.

Но нет. Кот сидит у дверного проема. Иногда он задумчиво уваливается на бочок.

Май диар френдз, на улицах опасно. Миллион историй о том, как человек самоизолировался, вышел в магазин, на него чихнул не столь ответственный гражданин и ответственный наш человек заболел. Или ответственная кассирша сняла маску перед знакомым покупателем, а тот чихнул и оказался ковидным. Опасно. Опасно.

Вы вопияли о том, как тяжело вам сидеть дома, как карантин бьет по вашей психике, как нерабочие дни ударят по экономике страны. И это все логично. И более того, со всеми этими мерами еле-еле удалось выйти на плато.

Теперь вот. Дверь для кота открывается. Но требуется соблюдение предосторожностей. Вполне логичных медицинских предосторожностей, тех мер, которые позволят одновременно включить экономику и дать людям работать и минимизировать риски для них.

Но нет! Это ограничивает права и свободы граждан.

Я, глядя на возмущенно лежащего у двери кота, догадываюсь, что ему надо. Ему надо дать паштетик. Я не могу ему каждый раз давать целый паштетик и даю ему полбаночки.

Кот съедает свои полбаночки и, благодарный, засыпает.

Полбаночки вам выдали — я о пособиях.

Мне не выдали, кстати. Я фрилансер, малолетних детей не имеется. Я, впрочем, не ропщу.

Так вот: мой кот, получив открытую дверь и полбаночки паштетика, не орет о том, что его права и свободы не соблюдаются. Я давно подозревала, что мой кот умнее большинства хомо сапиенс, теперь я в этом уверена.

Плакаться о том, что медицинские меры предосторожности, какими бы противными они ни были, ущемляют вашу гордость, — это уровень даже не кота. Это уровень щеночка. Да простят меня собаководы, никого не хочу обидеть.

Противно вам в перчатках – ну так и скажите: грустно, противно в перчатках. Зато не подхватите на руки какую-нибудь дрянь. Мне тоже ужасно противно! Надеваю исключительно когда захожу в транспорт или в магазин.

Дорого вам перчатки каждый раз покупать – тоже скажите: есть проблема, нет денег на перчатки. В знак протеста можете надеть кожзамовые. Проблему, в конце концов, можно реально поднять: одноразовая маска – до 30 рублей, перчатки – до 25; не напокупаешься. Это вот – реальный вопрос в условиях серьезного экономического кризиса.

Но вот это – ущемляются права и свободы…

Вон вам – сотни ушлых предпринимателей, продающих втридорога маски с принтами. С какими угодно. Можете заплатить свои кровные, чтобы выразить свои права прямо на маске: мол, вам не нравится носить маску; так и ходите. Ну, если деньги есть. А у тех, кто кричит, что перчатки и маски ущемляют его права, они обычно есть.

Это – кот, развалившийся у открытой двери и не знающий, чего он хочет.

Привет вам от него. Он сожрал паштетик и счастлив.

 
Анна Долгарева

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник

Комментарии запрещены.

Помощь в выполнении курсовых, дипломных контрольных и многих других работ. Оставь заявку — остальное сделаем мы
Приватное знакомство
Закажи себе худи