С одной стороны, в Москве «цифровой ГУЛАГ», куар-коды и программа «Социальный мониторинг». С другой – оказывается, власти все скрывают. Простое двоемыслие московского либерала и американских журналистов.

Не снижаем накала борьбы с прижимом!

Наши западные партнеры оказались возмущены низкой смертностью от коронавирусной инфекции в России.  The New York Occasions и Monetary Occasions опубликовали статьи о якобы занижении смертности от COVID-19 в России на 70%.

Собственно, в The New York Occasions вышла статья, где автор, ссылаясь на данные о смертности в Москве в апреле 2020 года, заявил, что 1700 смертей от «короны» в Москве остались незарегистрированными. Основанием стало сравнение цифры смертности – 11 846 человек – со средним показателем за пять лет. На это руководитель департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун отметил, что сравнение довольно некорректно: например, если сравнивать данные по смертности в столице с апрелем 2019 года, то они выросли на 1841 человека, если же сравнивать с апрелем 2018 года – то всего на 985. Ну и да, пишет Хрипун, рост смертности естественным образом связан с ростом ОРВИ, которые усиливают сопутствующие заболевания.

Мне вот что интересно. С одной стороны, в Москве «цифровой ГУЛАГ», куар-коды и программа «Социальный мониторинг». С другой – оказывается, власти все скрывают. Если бы речь шла про какой-то другой город, можно было бы дискутировать, но Москва? Москва с ее тотальным учетом, цифровыми программами, интернет-инициативами? У нас же тут каждый первый носит в голове специальный чип лично от Билла Гейтса и облучается 5G-облучателями сразу после душа и перед утренним кофе.

Ладно, если серьезно. Программа «Социальный мониторинг» — это такая зверская штука, которая учитывает всех заболевших и требует рандомным образом отсылать себяшечку, подтверждающую, что ты сидишь дома, через специальное приложение два раза в сутки. Признаться, для меня, молодой, здоровой, худой, курящей женщины (то есть, антигруппы риска) программа «Социальный мониторинг» стала самым веским аргументом бояться ковида. Потому что сначала я неправильно установлю приложение, потом забуду отправить селфи, потом просплю уведомление – в общем, у меня всегда так с бюрократией, даже цифровой. А кто не прислал селфи и не отметился, тому придет штраф, так что я с моими талантами в случае заболевания коронавирусом и попадания в эту программу соберу штрафов на месячную зарплату, не меньше. Я волшебное существо и не умею в социальный мониторинг, так что нервно ношу перчатки и маски и обрабатываю руки антисептиком.

Ругаются на «Социальный мониторинг» все мои знакомые заболевшие москвичи. Знакомые ленинградцы передают эту страшную легенду из уст в уста. Тем не менее не поспоришь: с этой штукой довольно сложно не попасть в статистику, если у тебя выявлен коронавирус. Учет заболевших в Москве идет жестко, кто-то даже скажет, что слишком жестко. Впрочем, я бы сказала, что москвичи и сами довольно ответственно относятся к своему здоровью. Ну например: в Москве необязательно ношение масок и перчаток на улице. В Питере – обязательно. При этом людей в масках на улицах Москвы раза в два больше, чем на улицах Питера. Хотя в Москве это необязательно, а в Питере теоретически штрафуют. Иногда даже практически. Но питерцы куда беспечнее, и это можно понять: смертность в северной столице в десять раз ниже.

И вот нас, значит, с нашей повальной чипизацией, знаком Зверя на лбу буквально, вышками от Билла Гейтса, нас, занесенных в Страшную Чорную Книжечку благодаря QR-кодам, передающим властям всю нашу интимную информацию, нас американский журналист обвиняет в подтасовке данных.

Потому что в один год в апреле умирает на десять процентов человек больше, чем в другой. Посчитали, сравнили, вуаля – нашли секрет низкой русской смертности!

Их бы в больницу какую из наших ковидных, в отдел статистики. Где измученный медперсонал забивает данные в специальную программу и огребает изо всех сил, если ошибся. Им бы телефон с «Социальным мониторингом» подержать при себе неделю. Взвоют же.

Это, в общем, нормально для Запада – клеветать на Россию. Буквально хорошим тоном считается: Россия виновата во всем, и ту часовню в шестнадцатом веке тоже мы. И для русского либерала это хороший тон – повторять за Западом о правах и свободах, о лжи правительства, о том, что народ обманывают.

Но из меня бы не получился русский либерал, даже если бы я старательно повторяла лозунги. Я немного неспешна и не успевала бы за стремительно сменяющейся повесткой дня. Ведь только что был «цифровой ГУЛАГ»! Только что! И я бы твердила про этот цифровой ГУЛАГ, а повестка Вашингтонского обкома-то уже сменилась! Теперь никакого ГУЛАГа, теперь бардак и подтасовки. Вызвали бы меня в пархомбюро и лишили бы партийного билета с порицанием за расхождение с линией партии.

Как невероятно противоречива в своей жестокости Эта Страна!

Как страшно жить!


Анна Долгарева

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник

от voldemuc