Анна Долгарева: О нашей вакцине и об истерике Запада

Анна Долгарева: О нашей вакцине и об истерике Запада

Это прорыв сразу на двух фронтах: на фронте нашей войны с коронавирусом и на том, где мы выбарываем у эпохи право быть империей.

Читаю новость. «Главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко раскритиковал российскую вакцину от коронавируса».

«Страшную весть принес я в твой дом, Надежда! Зови детей». Не, ну как так-то, а? Печенегов мы, как известно, пережили и половцев тоже, но вот главный санитарный врач Украины нас раскритиковал, и все. Погибла Россия.

Надо сказать, врач Ляшко не одинок. Плечом к плечу с ним стоит министр здравоохранения Германии, который сетует на то, что российская вакцина не прошла третью стадию клинических исследований, и главный инфекционист США, который разочарованно пожаловался на то, что США вообще-то тоже почти доделали свою вакцину, только не успели ее зарегистрировать. Коварные русские успели раньше.

Ужасно коварны эти русские со своей вакциной! Да еще и название – «Спутник-V». С такими названиями только Скрипалей травить!

А теперь серьезно.

Российский фонд прямых инвестиций получил заявки на миллиард доз будущей вакцины. Мощности производства, кстати, пока рассчитаны на производство полумиллиарда доз в год. К России за вакциной обратились двадцать стран. В первую очередь это Ближний Восток, Азия, Латинская Америка.

Мы выиграли у этого чертова коронавируса, понимаете?

Я им болела. Я, молодая женщина, свалилась на две недели, лежала на кровати и задыхалась, как глубоководная рыба на солнышке. И это была легкая форма, даже не требовавшая непременной госпитализации. До сих пор в любой непонятной ситуации у меня начинается одышка. Легкая форма, я повторяю.

А мы у него выиграли. Мы, пока что единственные в мире, переиграли эту тварь.

Понимаете, эпидемия стала нашей войной. И, черт возьми, начало этой войны было у нас не очень удачным. Ну, примерно как лето 1941 года, извините за, возможно, для кого-то кощунственное сравнение. Достаточно вспомнить одиозный момент с толпами перед входами в метро в начале введения масочного режима. Но мы воевали. Мы разносили еду старикам, волонтерили в медучреждениях, берегли своих стариков. В Москве заражалось по пять тысяч человек ежедневно. День за днем. День за днем.

Потом мы переломили пик эпидемии. Не знаю, как это произошло и что сыграло роль, но переломили. На честном слове и на одном крыле, как-то так. Правда, слухи о второй волне коронавирусной инфекции не уходили, называли и сроки – сентябрь.

А потом мы создали вакцину.

«Спутник-V». Латинская пятерка – как Victory. Победа.

И название такое… советское. Как в те годы, когда мы не закупали айфоны, а изобретали космические аппараты. И дети, соответственно, мечтали не об айфонах, а о космосе.

Такое название, в нем и ностальгия по чему-то незыблемому, громадному, внушительному, и надежда на то, что мы и дальше будем по-настоящему могущественной державой, империей, которая создает, открывает, изобретает. Потому что милитаризм – это хорошо, даже такой половинчатый милитаризм, как наш (из песни слова не выкинешь, по крайней мере, лично я этого делать не собираюсь). Но могущество империй держится не только на военной силе, но и на изобретениях. Создании нового. Если империя только потребляет – это не империя. Распавшийся Союз как раз и ознаменовался тем, что на прилавках скучные, но добротные советские вещи были вытеснены пятьюдесятью сортами импортной колбасы и скоропортящимся китайским ширпотребом. Так у нас не стало империи. Какая же империя, когда твоим гражданам «ножки Буша» в качестве гуманитарной помощи привозят?

Все последние тридцать лет мы завоевываем право снова зваться империей. Упорно, трудно, не без непопулярных мер. В число безусловных, так сказать, чистых побед на этом пути – конечно, Крым. Некоторые конституционные поправки. Я об этом, кстати, писала. Ситуация с Донбассом пока очень сложна и неоднозначна, но выдача российских паспортов там – безусловно, прогресс. И теперь вот вакцина от коронавируса с романтическим названием «Спутник-V».

Это прорыв сразу на двух фронтах: на фронте нашей войны с коронавирусом и на том, где мы выбарываем у эпохи право быть империей.

И конечно, в этом мало заинтересована, например, Северо-Американская империя. Да и Европейская империя. Они так неплохо устроились на пространстве, которое образовалось после того, как с грохотом рухнула красная империя с серпами и молотами на стягах, рухнула, погребя под своими обломками миллионы человек. И вот из этого праха и пыли начало подниматься новое образование: пока не империя, но, возможно, скоро уже. Скоро.

И каждый наш шаг в эту сторону вызывает визг и вой у вышеупомянутых империй. Помните, в четырнадцатом – санкции, потом новые и новые санкции. Смешно: в результате они тогда добились того, что в Россию перестали так массово завозиться сельскохозяйственные продукты из стран Европы – и больше всего, конечно, этому обрадовались российские фермеры… Потому что российское сельское хозяйство, понятное дело, пошло развиваться немыслимыми темпами.

Ну и туда же – стоны и осуждение того, что российская вакцина от коронавируса якобы недостаточно испытана.

Всемирная организация здравоохранения, кстати, прокомментировала события нейтрально и даже благожелательно: «ВОЗ осведомлена о том, что вакцина COVID-19 зарегистрирована в государственном реестре лекарственных средств Российской Федерации, как было объявлено 11 августа. ВОЗ приветствует все достижения в области исследований и разработок вакцины против COVID-19». Кроме того, есть информация, что ВОЗ обсуждает с Россией возможность провести преквалификацию вакцины, в результате которой выяснится, соответствует ли она международным стандартам.

Жду с нетерпением, передавая пламенный привет врачам-Ляшкам и прочим американским инфекционистам. Ваши завывания, господа, не отменяют нашей победы.


Анна Долгарева

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник